Сайт города Енисейска

16 февраля 2021

Уважаемые жители Енисейска! В СССР 9 февраля отмечали День Аэрофлота! Мы предлагаем вашему вниманию статью «»Чернорабочий» прошедшей войны»!

Слева В. Н. ПоповУважаемые жители Енисейска! В СССР 9 февраля отмечали День Аэрофлота! Мы предлагаем вашему вниманию статью «»Чернорабочий» прошедшей войны»!
В группе «Небо войны» в социальной сети «Одноклассники» мы нашли материал об авиамеханике, родом из Енисейска - Василии Николаевиче Попове. Если вы хотите выходные дни провести с пользой, узнать что-то интересное, то эта статья для вас. Она не маленькая, но очень интересная, она о тех, кто, действительно, - «ковал» Победу.
Предлагаем вашему вниманию материал ««Чернорабочий» прошедшей войны», почти без купюр.
Герой нашего рассказа не совершал дерзких вылазок в тыл противника и не участвовал в рукопашных схватках, на его счету не числится десяток, а то и два уничтоженных солдат противника или его боевой техники, он не расчетливый агент разведки или закаленный морскими глубинами подводник. Он даже не утяжеленный ворохом карт и схем штабист. Он - авиамеханик. С того момента, когда армии мира начали внедрять и использовать сложную технику, появились и категории людей, призванные эту технику обслуживать. С периода Первой Мировой войны авиация доказала свою необходимость, а бурный рост советских ВВС в 1930-е годы способствовал, не только увеличению количества летчиков, но и обслуживающего персонала. Именно их, авиамехаников, в последствие окрестят «чернорабочими войны».
Василий Николаевич Попов всю Великую Отечественную прошел именно таким «чернорабочим». Его архив, хранящийся в фондах Енисейского краеведческого музея, не может не вызывать восхищения. Признаться, очень редко можно встретить достаточно объемные и удовлетворительно сохранившиеся рукописи воспоминаний о фронтовых буднях, и картинок довоенной жизни. В свое время, о Василии Николаевиче неоднократно писали в местной периодической печати (см. газету «Енисейская правда» от 21.02. 1970 г.), брали интервью. Сегодня же, по истечению времени, мы вновь обращаемся к его прошлому - теперь уже рукописному наследию, учитывая, что оно никогда ранее не публиковалось, чтобы с привлечением дополнительных материалов как можно более полно рассказать о жизни и боевом пути нашего земляка.
 
В. Н. Попов среди служащих аэродромного обслуживания. 1943 г.Василий Николаевич родился 17 марта 1912 года в городе Енисейск. Его отец - Николай Иванович и дед - Иван Александрович, были коренными енисейцами. Как он сам писал в автобиографии: «Отец и дед всю жизнь трудились ломовыми извозчиками, занимались перевозкой грузов, как в городе, так и за его пределами на дальние расстояния». Так же Николай Иванович во время гражданской смуты в 1919 году служил некоторое время матросом на пароходе «Святитель Николай». Мать, Афанасия Яковлевна, была родом из близлежащей деревни Горская. Потом была школа, но школьные успехи Василия оказались весьма краткими. В автобиографии он пишет: «В школу меня направили в первый раз, в первый класс в 1921 году. Март - июнь 1922 года я крепко болел малярией, потому в первом классе не доучился. Осенью (1922 г. - прим. авт.), меня снова посадили в первый класс». Учиться долго не пришлось, - трудные восстановительные после Гражданской войны годы и непростое положение семьи, вскоре сделали из школьника надежного помощника отцу по хозяйству. Примечательно, что брат Александр и сестры: Елизавета, Анна и Глафира, не смотря на трудности, все же продолжили свое обучение. Работать приходилось много, но детство всегда остается детством, поэтому довоенные воспоминания Василия Николаевича так по - летнему замечательны: «Бывало, дед наложит воз сена, меня на воз, сопровождаю этот воз до своего дома семь верст, и не без удовольствия, - дома мать освобождает телегу от сена. И как рад бывал дед, когда я возвращаюсь к нему на покос, да еще и с туеском окрошки. Отец и дед возчиками работали с 13-ти лет, вот и меня готовили к этой профессии». С 1927 года начались трудовые будни. Василий устраивается в колбасную мастерскую, затем переходит в «Кожсиндекат», некоторое время трудится разнорабочим в кооперативе «Самопомощь», как указано в анкете. Однако в автобиографии он пишет, что в это время работал при кооперации продавцом хозяйственного магазина. Не будем забывать, что Василий практически не имел образования, кроме двух классов начальной школы, (в военном билете указано четыре класса), что и честно указал в анкете 1979 года. С 1929 года он числится в профсоюзной молодежной бригаде добровольцев по заготовки леса, работавшей в десяти километрах от деревни Костыльниково (сегодня не существующей - прим. авт.) Енисейского района, откуда, кстати, происходили родители его жены - Устиньи Михайловны. Василий Николаевич вспоминал: «Дни стояли морозные. Снег глубокий. Молодые городские ребята, мне тогда было 17 лет, не имели опыта работы по валке леса. Освоили. С нормой выработки справлялись. Заготавливали «тюльки» на шпалы для железной дороги». Но и с профессией вальщика вскоре пришлось расстаться - падающая лиственница чудом не придавила его насмерть. Он отделался ушибами спины, которые все же не позволили ему оставаться в бригаде.
 
...После череды разных профессий, Попов в 1930 году устраивается почтальоном в Енисейский районный отдел связи, перейдя в рамках этого же учреждения в должность телефонно - аппаратного монтера. Он хорошо освоил азы этой профессии, поэтому, когда его в сентябре 1934 года призвали в армию, то его местом службы оказался именно батальон связи. Интересно, что в воспоминаниях он рассказывает, как пробовал оказаться в рядах защитников отечества еще в 1933 году, не дожидаясь призывного срока, но в военкомате ему вместо зачисления, предложили пройти допризывную четырехмесячную подготовку в «ОСОАВИАХИМЕ». Если быть точными, то в армии Василий был зачислен в 29-ю роту связи, входившую в состав 29-й авиационной бригады, на тот момент базировавшуюся в Забайкалье. Некоторое время обучался на курсах связистов в Чите. По истечению срока службы он решил остаться на сверхсрочную, точнее, как он сам пишет: «Меня попросили послужить годик - другой, сверхсрочно». Там, в армии, его нашла телеграмма, извещавшая о смерти отца. В мае 1939 году батальон был поднят по тревоге, затем состоялась его передислокация за границу - в Монгольскую народную республику, в район боевых действий на реку Халхин - Гол, где стремительно нарастало противостояние между японскими и советско - монгольскими войсками. Как известно, первые боестолкновения относятся к маю 1939 года. С 17 мая, когда советская сторона наиболее четко обозначила себя в конфликте - к Халхин-Голу была отправлена группа советских боевых частей, личный состав батальона связи, в котором нес службу Василий Попов, приступил к обслуживанию штаба советских ВВС. В своих воспоминаниях он пишет: «Мне, кроме своих прямых обязанностей телефонно - телеграфного техника и кроме дежурства на узле связи, приходилось бывать и на постах воздушного наблюдения (ВНОС), где несли службу связисты и от нашего батальона». Нужно сказать, что первые воздушные бои для советских летчиков были обескураживающе неудачными - потери «сталинских соколов» составили порядка 15 самолетов, тогда как японцы лишились только одного. Перелома в воздушной войне удалось достичь после прибытия группы летчиков - асов во главе с заместителем начальника ВВС РККА Я. В. Смушкевичем. В составе группы находилось семнадцать Героев Советского Союза, которые имели боевой опыт, полученный в небе Испании и Китая. И все же, японские асы не давали расслабиться. В воспоминаниях Василия Николаевича описывается такой эпизод от 24 июня: «Три «девятки» наших скоростных бомбардировщиков прошли над нами в сторону противника. Там сбросили бомбовый груз на головы самураев, и все самолеты таким же строем шли обратно. Вот тут - то, уже удалявшихся от нас СБ (СБ-2- скоростной бомбардировщик А. Н. Туполева - прим. авт.), по какой -то причине шедших без сопровождения истребителей, атаковали японские стервятники, те самые, что ушли за облака. Там, вдали от нас, на фоне хмурого неба, появились дымки. Защемило душу, когда по цвету дыма определили, что сбито пять наших. Позднее стало известно, что японцы уничтожили одиннадцать». Ситуацию удалось переломить в пользу ВВС РККА только в самом конце июня - начале июля, когда было заявлено об уничтожении 90 японских самолетов при потере 38 своих. В это же время советское правительство сделало первое заявление, касаемо событий на Халхин-Голе. Появились и первые публикации в советских газетах. На фронте обстановка переменчива, поэтому довелось Василию Попову побывать и под бомбежкой. В его рукописи можно встретить вот такой, обыкновенный для военных будней, эпизод: «Сигнал воздушной тревоги я не слышал - после суточного дежурства по части крепко спалось. Проснулся от внушительных звуков зенитных орудий, стоявших по соседству с нами. Выглянув из палатки, я увидел, что со стороны восходящего солнца летят бомбардировщики противника. По ним - то и лупили зенитки. Быстро оделся и в первую попавшуюся «щель» (небольшое укрытие, вырытое в земле - прим. авт.), лег в нее лицом кверху, лежу, подсчитываю самолеты. Их прилетело 18. Шли они на нас на такой высоте, что вижу, как открылись бомболюки, и оттуда посыпались черные точки. Раздался оглушительный треск и грохот, кверху полетела земля от разрывов авиабомб».
 
Вынужденная посадка Пе-2 из 99-го ОГЗАРП. ...В июле - августе боевые действия, как на земле, так и в воздухе достигли своего пика. Накал воздушного сражения не отпускал ни летчиков, ни всех причастных к делу авиации. Однажды Попов и его сослуживцы, направлявшиеся на машине к озеру Буйр - Нуур, где находился пост наблюдения, стали свидетелями очередного большого воздушного боя: «Время было послеобеденное. Мы уже миновали более половины пути. Так случилось, что в стороне от нас разразилось крупнейшее по тем временам воздушное сражение.[...] Потом самолетный рой подошел и как бы остановился над нами и бушевал. Вряд ли пустыня Гоби когда-либо слыхала такой гром войны. Для нас это было так же неслыханно и невиданно. Сражение пошло на убыль и быстро закончилось. Возникла удивительная тишина. На большом расстоянии догорали упавшие на землю подбитые самолеты: 32 вражеских машин и 11 наших». Что прекрасно в профессии тыловых служащих, так это возможность созерцать результаты боевых действий. Согласитесь, не каждый летчик может проследить за судьбой сбитого им противника, в противном случае есть шанс отправиться следом за ним, не каждый артиллерист наблюдает результативность своих залпов, но люди, которые, по долгу службы, были на шаг позади от переднего края, такую возможность имели. И в этом нет ничего предосудительного, ибо без тыловых частей, армия не может функционировать как единый механизм войны. В конечном счете, каждый оказывается там, где по мнению командования он необходим. И об этом хорошо сказал сам герой нашего повествования: «А на войне всякое бывает - это я тому, кто не бывал на фронте. Сегодня связист, романтик, а завтра все могло случиться. И не моя вина в том, что не царапнуло. Моему родному брату Александру дали пулемет, а мне вот это доверили». Некоторый вопрос вызывают только цифры упавших самолетов. Обычно воздушные схватки могли протекать на площади в несколько километров, а большие бои занимали десятки, при этом напомним, что Попов и его однополчане спешили на пункт воздушного наблюдения. Поэтому возникает вопрос: а была ли у них возможность ездить по местам падения и считать самолеты? Возможно, Василий Николаевич взял эту цифру из общей дневной сводки, но по его воспоминаниям это понять не возможно. И в этом тоже нет ничего необычного. Историками по авиации того периода времени уже давно доказано, что потери противника и собственные успехи традиционно завышали обе стороны. То же будет характерно и для воздушных боев Великой Отечественной, да всей Второй Мировой в целом. После сокрушительных поражений в августе, японская сторона пошла по пути мирного урегулирования конфликта и 15 сентября 1939 года было подписано мирное соглашение между Японией, СССР и Монголией. Воздушные бои, свидетелем которых не раз становился наш герой, стоила Японии в 162, а СССР 207 самолетов. Эти схватки отчасти выявили те недостатки советских ВВС, которые со всей полнотой проявятся в первые годы Великой Отечественной: действие истребителей в составе звена из трех самолетов, делает звено неповоротливым в групповом бою, отсутствие радиостанций на большинстве машин, большая зависимость ВВС от сухопутного командования и прочее. После компании на Халхин-Голе, батальон связи, как многие другие части РККА, убыл на Родину. Начало Великой Отечественной войны Василий Николаевич встретил в расположении своей части в Забайкалье. Он совсем недавно вернулся из отпуска, который использовал для поездки в Енисейск. Вот, как он сам описывает момент, когда стало известно о нападении Германии: «Из Енисейска, из отпуска, в свой Укурейский гарнизон я прибыл 21 июня. Имея еще семь отпускных дней, я решил побывать у своего брата Александра. Он служил в армии тоже в Забайкалье, в Даурии. 22 июня, в то время, когда я укладывал чемодан, с митинга пришла соседка по квартире, жена одного авиатора из 4-го авиаполка. Интересная такая, всегда веселая женщина и вдруг плачет, пришла в слезах. - Что с вами, Михайловна? - спросил я ее. Она, рыдая, ответила мне, что немецкие фашисты бомбят Минск, что там у нее родные, что Германия напала на Советский Союз. Вскоре ко мне в квартиру пришел Владимиров - воентехник, начальник нашего отделения снабжения. [...] Владимиров мне сказал: - «Отпуск кончай. Война». К началу войны с Германией, батальон, в котором нес службу Попов, был расформирован, и бывший связист был переведен в батальон аэродромного обслуживания (БАО), получивший № 108. Подразделение было придано 4-му бомбардировочному полку (на тот момент это 31-й полк, 4-м он станет только 6 декабря 1941 года - прим. авт.). Батальон обслуживания прибыл в авиачасть в июле 1941 года. Бомбардировщики полка выполняли боевые вылеты в интересах Северо - Западного фронта, нанося по наступающему противнику бомбовые удары, ведя разведку.
...На долю Василия Николаевича выпало испытать горечь поражений первых дней войны и отступление под господством немецкой авиации: «Автоколонна быстро убыла на новое место, в деревню Вязки. Мой черед был сопровождать трактор с санями (на дворе было 15 марта 1942 года - прим. авт.), на которых было нагружено техническое имущество. Впереди, на переезде через железнодорожное полотно, перед трактором остановился эшелон с кавалеристами, и преградил нам путь. Появились немецкие бомбардировщики и безнаказанно бомбили и обстреливали эшелон», - Вспоминал Василий Попов. В сентябре 1941 года он получил предложение от начальника отделения снабжения Алексея Владимирова возглавить ПАРМ-1 (подвижная авиационная ремонтная мастерская - прим. авт.), но, фактически, ремонтником мастерской он стал только в марте 1942 года: «В шесть часов утра меня вызвал командир батальона майор Сафонов. Приказал срочно принимать ПАРМ-1 и срочно выезжать в деревню Ивановка. Там бездействуют до десятка самолетов. Их нужно ремонтировать, нужна мастерская. Да! Работа новая, совершенно незнакомая, для меня сложнейшая. Но, коли приказали - значит, доверие оказали». Так началась деятельность нашего героя на посту начальника ремонтной мастерской. Первым самолетом, отремонтированным под руководством Василия Николаевича, стал истребитель И-153, поступивший с сильными повреждениями крыла. Здесь необходимо сказать, что от работы техников и ремонтников зависело не только успешное выполнение боевого задания летчиком, но и его жизнь. Все это накладывало на работу технического персонала большую ответственность. Батальон обслуживал в это время разную технику разных полков: истребители И-153, самолеты связи По-2, штурмовики Ил-2, бомбардировщики СБ-2. Техника была разная, что требовало от личного состава ПАРМ-1 своего рода, универсальности. В конце декабря 1942 года мастерскую передали из 108 -го БАО в 32-й ОРАП (32-й отдельный разведывательный авиаполк - прим. авт.), действовавшего в составе 15-й Воздушной Армии. Само подразделение было сформировано на базе 32-го бомбардировочного Забайкальского авиаполка и вооружено самолетами Пе-2 (пикирующий бомбардировщик В. М. Петлякова - прим. авт.). До этого имело на вооружении СБ-2. Полк работал как обычный бомбардировочный на воронежском направлении, где его экипажи совершили 177 вылетов, потеряв семь машин. С августа он полностью переходит на разведывательные полеты. Затем, в 1943 году, полк будет преобразован в 99-й гвардейский отдельный разведывательный Забайкальский авиаполк (ОГЗРАП), с которым Василий Попов пройдет всю войну. Полк за войну «вырастит» 15 Героев Советского Союза, и будет награжден Орденом Красного Знамени. «Прибытию ПАРМ в полк воздушных разведчиков, технический состав эскадрилий был очень рад. Мы же, ремонтники, развернув мастерскую для выполнения ремонтных работ, с самых первых часов встретились с очень большими трудностями. Прежде всего, нам предстояло ремонтировать малознакомую технику», - Вспоминал Василий Николаевич. Начались ремонтные будни «чернорабочих» этой войны. Здесь Василию и его товарищам пришлось неоднократно применять солдатскую смекалку, добывая детали, запчасти к поврежденным самолетам, так как на складах традиционно чего-нибудь, да не хватало. Попов в своих воспоминаниях рассказывает забавный случай, когда для починки крыла разведывательного Пе-2 пришлось использовать металлические уголки, снятые со списанной солдатской койки, так как у кладовщика больше ничего не было. Между тем, шла зима 1943 года, самолеты ремонтировались под брезентом в чистом поле, на холоде. Василий Попов писал: «Палатка спасала только от ветра и от снега, но не от холода. Какой - либо печки тоже не было, а дело имели с холодным металлом. Люди работали голыми руками. [...] Не взирая на все трудности, не первый раз, попривыкли. Ремонтники старались ввести в строй боевую машину, как можно быстрее». Пармовцам всегда приходилось непросто, так как: «Почти каждый, пришедший в мастерскую с заявкой на ремонт самолета, старался доказать, что его заявка на ремонт самая срочная, поэтому должна выполняться в первую очередь». Интенсивная боевая работа полка - разведданные необходимы командованию постоянно - приносила авиапарку 99-го полка повреждения и потери. Самолетов постоянно не хватало, чтобы вести разведпоиски по нескольким направлениям. В отдельные дни на ремонт вставало сразу по три самолета. За успешное выполнение заданий по ремонту авиатехники, Василий Николаевич Попов 7 июля 1943 года был награжден медалью «За боевые заслуги». В наградном листе отмечено: «В Отечественной войне участвует с июля 1941 года. За время работы в 99-м Гвардейском Забайкальском Разведывательном с 15 января 1943 года по настоящее время технический состав под руководством тов. Попова отремонтировал восстановительным ремонтом 11 самолетов Пе-2 после посадки на мотогондолы и 3 самолета У-2». Полк, в котором он продолжал служить участвовал в Воронежско - Касторенской, Орловской и Брянской наступательных операциях.
 
В. Н. Попов среди экспозиции Енисейского музея. 1964 г.В феврале 1944 года полк очередной раз совершил перебазирование. В Прибалтике намечался ряд наступательных операций советских войск. Начиная с лета 1944 года, 99-й ОГЗАРП, приданный 15-й воздушной армии генерала - полковника Н. Ф. Науменко, действовал в интересах 2-го Прибалтийского фронта. Уже летом 1944-го войска Красной Армии провели здесь ряд операций. Например, с 5 по 31 июля войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием И. Х. Баграмяна, провели Шауляйскую операцию, являвшуюся частью Белорусской стратегической операции. В результате ее проведения, были освобождены значительные территории Латвии и Литвы. Параллельно шли Режицко - Двинская, Псковско -Островская и Нарвская операции. Завершающим аккордом стали осуществленная в августе - сентябре Лубанско - Мадонскаяи Тартуская операции, по итогам которых система укреплений вермахта в Прибалтике была разрушена. В сентябре был подготовлен план большого наступления с привлечением сил как минимум четырех фронтов: 1-го, 2-го, 3-го Прибалтийских, а так же Ленинградского фронта. Без разведывательной авиации обойтись было нельзя, поэтому, кроме 99-го ОГЗАРПа были привлечены: 11-й ОРАП, 90-й ОРАП, 15-й ОРАП КБФ (Краснознаменного Балтийского флота) и 742-й ОРАП. Такое большое количество разведывательных полков объясняется не только масштабом вовлеченных в сражение наземных сил, но и авиации. Достаточно сказать, что наступление советских войск с воздуха поддерживали: 15-я, 14-я, 13-я и 3-я Воздушные Армии, а так же ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Всего более 2,6 тысяч самолетов. Всей этой воздушной армаде противостояли части 1-го Воздушного флота люфтваффе (около 400 самолетов). С 14 сентября по 22 октября полк, в котором продолжал нести службу Василий Попов, в составе 15-й ВА участвует в Рижской наступательной операции. Экипажи вели активную разведку позиций войск противника, отмечали переброску резервов, фотографировали аэродромы и портовые сооружения. Вся эта работа давалось очень нелегко в условиях активного противодействия зенитной артиллерии немцев, а так же их истребительной авиации. В Прибалтике немецких истребителей было немного: две, временами три группы (полка) эскадры JG-54 «Грюнхерц» и одна группа JG-51 «Мельдерс», вооруженные истребителями Фокке - Вульф - 190 А, и Мессершмитт - 109 G, но от них временами доставалось всем. Работы мастерской ПАРМ-1, а затем и ПАРМ-2 прибавилось. К этому времени Попов возглавлял ПАРМ-1, лучше оборудованную и оснащенную техникой. В беспрерывных воздушных боях гибли экипажи советских разведчиков. Если взглянуть на потери разведывательных полков в этой операции за сентябрь - октябрь, то можно заметить, насколько был велик риск для летчиков не вернуться с боевого задания. Например, 99-й ОГЗАРП потерял экипаж гвардии лейтенанта А. И. Топилина, который был сбит истребителем противника. Судя по заявкам немцев, победу над Пе-2 одержал лейтенант Герман Шлейнеге (всего 96 официальных побед) из 54-й эскадры. Вскоре судьбу экипажа Топилина разделил экипаж их коллег из 11-го ОРАП, сбитый, судя по заявкам немецких летчиков, ефрейтором Карлом - Хайнцом Вебером (всего 136 официальных побед) из 51-ой эскадры. Октябрь начался с потерь разведчиков 90-го ОРАП, - не вернулся с задания экипаж старшего лейтенанта Н. В. Кашина. Из всего экипажа спасся только штурман. Вновь отличилась 51-я эскадра «Мельдерс». Победу над Пе-2 заявил ее пилот Гельмут Шенфельдер (всего 56 официальных побед). В октябре (8-е число) полк Попова так же понес потери - не вернулся Пе-2 гвардии старшего лейтенанта А. Гатауллина, а 18 октября был сбит Пе-2 младшего лейтенанта В. Т. Воропаева. Из всего экипажа спастись удалось только ему. Победу над советским самолетом заявил пилот уже печально известной 54-й эскадры Карл - Хайнц Шмуде (28 официальных побед). Эти и другие потери красноречиво свидетельствуют о том, в каких трудных условиях приходилось выполнять авиаразведчикам поставленные задачи.
 
В. Н. Попов. 1979 г.В своих воспоминаниях Василий Николаевич рассказывает об одном эпизоде, которых на войне бывает очень много. Экипаж старшего лейтенанта Льва Волкова, 16 ноября 1944 года, вылетел на очередное задание, - фотографирование вражеского аэродрома. По пути следования к цели экипаж был атакован сначала истребителями, а затем обстрелян зенитной артиллерией. Самолет получил несколько попаданий, но, невзирая на это, отважный экипаж смог провести качественное фотографирование. «Когда самолет Волкова подрулил к стоянке, - пишет Василий Николаевич, - выключены были двигатели, техник самолета открыл крышку входного люка кабины - крышка была в крови. Из кабины Пе-2 на землю спустился только летчик Волков. Тяжело раненного штурмана лейтенанта Задорожного приняла машина скорой помощи еще на посадочной полосе, как только самолет закончил пробежку». По завершению Рижской, Таллинской, Мемельской и Моондзунской операций, проходивших, примерно, в один период времени, советские войска полностью очистили от вермахта Эстонию и Литву. Лишь в небольшой части Латвии противнику удалось удержать свои позиции. По итогам сражения многие военнослужащие полка были награждены орденами и медалями. Василий Николаевич так же был повторно награжден медалью «За боевые заслуги» 6 ноября 1944 года. В том же году, по прошествии двух лет, ему была вручена медаль: «За оборону Москвы». В 1945 году полк Василия Николаевича Попова принимал участие в блокаде немецких войск, отрезанных в Курляндии. Здесь 99-й ОГЗАРП ожидала тяжелая потеря, - при выполнении боевого задания, погиб экипаж одного из лучших пилотов полка и лучшего авиаразведчика фронта, уроженца деревни Высокогородецк Красноярского края - В. С. Богуцкого. По некоторым данным его самолет Пе-2 был атакован и сбит истребителями 51-й эскадры люфтваффе, по другим - зенитной артиллерией немцев. Посмертно авиатор был награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза. Война подходила к концу. С апреля по май 1945 года полк действовал в составе ВВС Ленинградского фронта. Все в полку ждали окончания войны. Василий Николаевич об этом напишет так: «Этот радостный час ждали со дня на день. Но сообщение о победе пришло неожиданно. На завтра, 9 -го мая, часов пять - шесть утра, услышали стрельбу из винтовок, автоматов, пистолетов. Стрельба велась в военном городке. Наши хозяева хутора забеспокоились, стали рассказывать о каких -то «партизанах». В мастерской же, как обычно, много работы, поэтому решено раньше идти завтракать. За одно и узнаем, что за стрельба в городке. На подходе к столовой от солдат, которых шло несколько человек с поясными ремнями через плечо, узнали о великом событии: войне конец. Победа!». Победный год принес и новую заслуженную награду, к которой он был представлен 9 марта 1945 года - «Орден Отечественной войны II степени». С окончанием войны, Василию Николаевичу очередной раз довелось побывать в Москве. До этого он видел столицу, погруженную в фронтовую повседневность в 1941 году, а теперь представился новый случай с командировкой на авиазавод: «Горю желанием снова побывать в Москве, постоять на Красной площади, послушать ее, в первые, уже в послевоенные дни, посмотреть на величественную Спасскую башню Московского Кремля, послушать перезвон курантов». Попов продолжил службу в советских ВВС и был уволен в запас в 1956 году в звании гвардии капитана. В его военном билете, помимо двух медалей «За боевые заслуги», указаны: орден «Красной Звезды», орден «Красного Знамени», медаль и «За Победу над Германией». Уволившись из армии, герой нашего рассказа проживал в Енисейске на улице Кирова, был частым гостем многочисленных встреч с ветеранами, почетным гостем учебных заведений города и музея. А в 1970-е годы им были написаны замечательные воспоминания о своей яркой, наполненной боевыми буднями и тревогами жизни, которые, спустя много лет, зазвучали вновь, помогая лучше ощутить и осмыслить путь «чернорабочего» прошедшей войны.
Использованы материалы:
Группы «Небо войны» в социальной сети «ОК».
КБУК ЕКМ. ОФ.10036\6. Попов В. Н. Автобиография. Рукопись.
КБУК ЕКМ. ОФ. 8462\2. Попов В. Н. Письмо в редакцию газеты «Енисейская Правда».
Tony Wood's Combat Claims & Casualties Lists. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 1032. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686196. Д. 5224.
Prien J. Stemmer G. Roddeike P. Bock W. Die Jagdfliegerverbaende der Deutschen Luftwaffe 1934 bis 1945.Eutin. 2004. ЦАМО. Ф.33. Оп. 682526 . Д. 1032. ЦАМО. Ф.33. Оп. 686196. Д. 5224.
ЦАМО. Ф.33. Оп. 682526 . Д. 1032. ЦАМО. Ф.33. Оп. 686196. Д. 5224. Там же.// Prien J. Stemmer G. Roddeike P. Bock W. Die Jagdfliegerverbaende der Deutschen Luftwaffe 1934 bis 1945. Eutin. 2004.
Иллюстрации представлены фондом Енисейского музея
Администрация сайта Eniseisk.ru благодарит за сотрудничество
администратора группы «Небо войны» в соцсети «ОК»

Вопрос администрации сайта

Задайте свой вопрос

Календарь

5-2-2023
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     

Погода

www.rp5.ru