Сайт города Енисейска

3 октября 2022

Уважаемые жители Енисейска и Енисейского района! Мы неоднократно рассказывали вам о Войно-Ясенецком, враче и священнике. Хотим сделать это ещё раз.

Уважаемые жители Енисейска и Енисейского района! Мы неоднократно рассказывали вам о Войно-Ясенецком, враче и священнике. Хотим сделать это ещё раз.
Енисейский краеведческий музей-заповедник предлагает для чтения интересный материал, которым мы делимся с вами. Сегодня речь пойдёт о церковной составляющей жизни известного врачевателя в сибирской ссылке.

«Когда Господь Бог привёл меня в город Енисейск...»

 

В. Ф. Войно-Ясенецкий. Начало ХХ в.Енисейск, будучи небольшим провинциальным городом, однако также являвшимся «традиционным» местом ссылки, имел знакомства со многими известными ссыльными: видный идеолог старообрядчества протопоп Аввакум, декабрист Н. С. Бобрищев-Пушкин, революционер Лев Троицкий... Наряду с этими и другими историческими личностями в Енисейске, будучи в ссылке, побывал известный православный хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. В этом году святителю Луке исполнилось бы 145 лет.
99 лет назад, осенью 1923 года, профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий отправился в свою первую ссылку (всего в своей автобиографии он опишет их три), которая положит начало многолетним тяготам, временами перемежавшимися с относительно спокойными (насколько о них можно так говорить) временами.
Поэтому предлагаем вам сегодня вместе с нами вспомнить некоторые эпизоды из жизни святителя Луки, особо обратив внимание на его пребывание в Енисейске.
Религиозность В. Ф. Войно-Ясенецкого, которая нам сейчас видится неотъемлемой и доминирующей чертой его личности, изначально таковой не была. Отец Валентина Феликсовича был католиком, мать - православной. Однако серьезного давления в воспитании по этому вопросу ни один из родителей на него, вероятно, не оказывал. Позже Валентин Феликсович говорил, что «религиозного воспитания я не получил».
В юности он проявил особое внимание к проблемам простого народа и, наблюдая их бедность, страдания и болезни, хотел исправить это положение. Увлекся в это время идеями Льва Толстого: «[я] стал, можно сказать, завзятым толстовцем: спал на полу на ковре, а летом, уезжая на дачу, косил траву и рожь вместе с крестьянами, не отставая от них». Когда Валентину было 20 лет, он написал Льву Николаевичу письмо, в котором описал увлечение его идеями и трудности, с которыми он сталкивался, пытаясь реализовать эти идеи на практике: «я знаю, что единственное нужное - это поставить себя в такое отношение к людям, чтоб мог я развивать в себе любовь...; и как художнику мне невыносимы академии, где нет радостной работы и любимое дело тяготит, меня слишком тянет любоваться живыми людьми и учиться у них. И вот теперь я знаю, что в деревнях люди голодают и мне нужно ехать к ним, чтоб помочь, поучиться у них».
Однако, прочитав запрещенное сочинение Л. Н. Толстого «В чем моя вера» и не приняв изложенных в нем идей, Валентин Феликсович вскоре оставляет толстовство.

Анна Васильевна Войно-Ясенецкая с игуменьей Евгенией, настоятельницей Феодоровского монастыря в Переславле-Залесском, и детьми: Михаилом, Алексеем и Еленой. 1913 г.В 1919 году Валентину Феликсовичу было 42 года. У него есть любящая жена, четверо детей, он - практикующий врач, опытный хирург, автор докторской диссертации по вопросу регионарной анестезии, но - не отец Валентин, а светский ученый-медик Валентин Феликсович. Толчком к смене мировоззрения и образа жизни стала смерть жены от тяжелой болезни, случившаяся в 1919 году.
Как говорил сам Войно-Ясенецкий, раньше у него «никогда не было мыслей о священстве», однако судьба распорядилась иначе. В 1921 году он был посвящен во диакона (перед этим - в чтеца, певца и иподиакона), а через неделю был рукоположен в иерея. Уже через два года, в 1923 году, Преосвященный Андрей (Ухтомским) тайно постриг отца. Валентина в монахи с именем апостола-евангелиста, врача и иконописца Луки, а вскоре над ним была совершена архиерейская хиротония.
В 1923 году началась первая ссылка В. Ф. Войно-Ясенецкого. Начало этого длинного пути ссыльного он вспоминает так: «Утром, простившись с детьми, я отправился на вокзал и занял место не в арестантском, а в пассажирском вагоне. После первого, второго и третьего звонков и свистков паровоза поезд минут двадцать не двигался с места. Как я узнал только через долгое время, поезд не мог двинуться по той причине, что толпа народа легла на рельсы, желая удержать меня в Ташкенте, но, конечно, это было невозможно».
В следующем 1924 году святитель пребывает в Енисейск: «От Новосибирска до Красноярска ехали без особых приключений. В Красноярске нас посадили в большой подвал двухэтажного дома ГПУ. Подвал был очень грязен и загажен человеческими испражнениями, которые нам пришлось чистить, при этом нам не дали даже лопат. Рядом с нашим подвалом был другой, где находились казаки повстанческого отряда. Имени их предводителя я не запомнил, но никогда не забуду оружейных залпов, доносившихся до нас при расстреле казаков. В подвале ГПУ мы прожили недолго, и нас отправили дальше по зимнему пути в город Енисейск за триста двадцать километров к северу от Красноярска».

Приезд в Енисейск святителя Луки, как он вспоминает, «произвел [в городе] очень большую сенсацию». По просьбе заведовавшего енисейской больницей доктора Василия Александровича Башурова, известный хирург начал оперировать у него, а также принимал больных у себя на дому. Им было сделано большое количество хирургических и гинекологических операций. На прием к нему желало попасть такое большое количество людей, что запись, начатая в первых числах марта, очень быстро достигла первых чисел июня.
За свою работу профессор не брал с больных денег, однако местное ГПУ ему не доверяло, считая, что профессор занимается «практикой», оказывая людям платные услуги. К врачу несколько раз посылали «разведчиков», которые, однако, выяснили, что он действительно не берет с больных платы, а в ответ на благодарность пациентов отвечает: «Это Бог вас исцелил моими руками. Молитесь Ему». После этого отношение к профессору стало более снисходительным.
На Енисее в то время свирепствовала трахома (хроническое инфекционное заболевание глаз), из-за которой местные жители теряли зрение, и справиться с которой помогал Лука. Бывший начальник Енисейского пароходства И. М. Назаров вспоминал слова погонщика-эвенка Никиты из Нижнего Имбацка, в которых, как он предполагал, шла речь о профессоре Войно-Ясенецком: «Большой шаман с белой бородой пришел на нашу реку, поп-шаман. Скажет поп-шаман слово - слепой сразу зрячим становится. Потом уехал поп-шаман, опять глаза у всех болят».
В Енисейске святитель Лука жил на квартире в доме одного из местных жителей. В ней по воскресным и праздничным дням он вместе с другим ссыльным священником совершал всенощную и литургию. Епископу запомнилось большое количество церквей в городе. Также он отмечал, что священники города, за исключением одного диакона, который сохранил верность православию, уклонились в живоцерковный раскол, и по этой причине он не мог совершать службы и молиться вместе с ними.
Незадолго до приезда святителя Луки в Енисейск, в нем был закрыт женский монастырь. Две послушницы монастыря посетили его и рассказали, как происходило закрытие и разорение храма. Их епископ постриг в монашество и дал им имена своих небесных покровителей: старшую назвал Лукией, а младшую - Валентиной. Эти монахини сопровождали Луку в его дальнейшем пути следования к вновь назначенному месту ссылки - поселку Хая на реке Чуне.
В Хае епископ прожил около двух месяцев, после чего был получен приказ снова отправить его в Енисейск. На этот раз пребывание в городе было недолгим и резко отличалось от того, каким оно было ранее: «По прибытии в Енисейск я был заключен в тюрьму в одиночную камеру. Ночью я подвергся такому нападению клопов, которого нельзя было и представить себе. Я быстро заснул, но вскоре проснулся, зажег электрическую лампочку и увидел, что вся подушка и постель, и стены камеры покрыты почти сплошным слоем клопов. Я зажег свечу и начал поджигать клопов, которые стали падать на пол со стен и постели. Эффект этого поджигания был поразительным. Через час поджигания в камере не осталось ни одного клопа. Они, по-видимому, как-то сказали друг другу: «Спасайся, братцы! Здесь поджигают!». В последующие дни я больше не видел клопов, они все ушли в другие камеры. В Енисейской тюрьме меня держали недолго и отправили дальше, вниз по Енисею...».

Здание больницы в котором оперировал Св. Лука Фото Т. А. Ушениной.После епископ Лука был отправлен дальше на север, и некоторое время отбывал ссылку в Туруханске. В 1925 году в Туруханск пришло постановление об освобождении Войно-Ясенецкого, и вскоре он выехал в Красноярск. По пути в Красноярск епископ проездом вновь был в Енисейске. На этот раз посещение им города было очень кратким: «Мы благополучно доехали до Енисейска, в котором духовенство, прежде бывшее сплошь обновленческим, но обращенное мною на путь правды перед моим отъездом в Туруханск, устроило мне торжественную встречу. Отслужили благодарственный молебен и, проехав еще триста тридцать верст, приехали в Красноярск...».
В последующем профессор Войно-Ясенецкий больше не посещал Енисейск. Пребывание его здесь было кратким и суммарно эти дни не составляют и года, однако память о посещении города знаменитым православным хирургом жива до сих пор. В августе прошлого года в парке «Монастырский» был установлен памятник святителю Луке. Сохранился в городе и комплекс зданий городской больницы, в которой оперировал святитель. Сейчас об этом напоминает белый деревянный крест, располагающийся на одном из зданий бывшей больницы. В настоящее время здание является объектом культурного наследия регионального значения.
Материалы и фото музея и Т. А. Ушениной

 

Вопрос администрации сайта

Задайте свой вопрос

Календарь

23-4-2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Погода

www.rp5.ru