Сайт города Енисейска

28 сентября 2016

Уважаемые жители города Енисейска! 22 сентября, на 64-ом году жизни после тяжелой непродолжительной болезни скончался Гамлет Арменакович Арутюнян…

Г. А. АрутюнянУважаемые жители города Енисейска! 22 сентября, на 64-ом году жизни после тяжелой непродолжительной болезни скончался Гамлет Арменакович Арутюнян...
Гамлет Арменакович Арутюнян - заместитель главного врача, хирург-онколог высшей категории, доктор медицинских наук, Почетный житель города Енисейска Гамлет Арутюнян. С 1995 года Гамлет Арменакович работал в Красноярском краевом клиническом онкологическом диспансере им. А. И. Крыжановского заместителем главного врача по хирургии. Немногим известно, но Гамлет Арменакович был не только замечательным врачом, но и являлся членом Союза писателей России. Под его авторством вышло несколько поэтических сборников, основные из которых «Плёс» (1994 г.), «Друг Горацио» (1999 г.), «Комариный клавесин» (2003 г.), «Матушка» (2006 г.), «Не студи душу, хиус» (2016г).
Биография его такова. Родился 15 ноября в 1952 году в селе Каргино Енисейского района, где отбывали ссылку родители. В 1975 году закончил Красноярский медицинский институт. В 1975-76 годы - интернатура; детский врач-хирург красноярской городской клинической больницы № 20 (ГКБ). В 1976-78 годы - городская поликлиника № 6, детский хирург. В 1978-79 годы - ординатура по хирургии в КГМИ на базе ГКБ № 20. В 1979-95 годы - ассистент кафедры хирургических болезней педиатрического факультета КГМИ; работал хирургом-онкологом и преподавал в ГБ №1 и в городском онкологическом диспансере. С 1995 года - заместитель главного врача по хирургии ККОД. В 2007 году временно исполнял обязанности главного врача. В 1990 году защитил кандидатскую диссертацию, в 2003 году защитил докторскую диссертацию. Член Российской Академии Естественных наук.
Он был жизнерадостным и добрым человеком, но и он не уберёг себя от такой участи, от которой спасал многих больных, в том числе и жителей Енисейска.
При жизни он не часто давал интервью, но все они были оптимистичными. Мы приводим, не полностью, одно из последних интервью, опубликованное на сайте «Сибирского медицинского портала».
- Гамлет Арменакович, почему Ваш выбор - онкология? Это же самое безнадежное, безысходное направление медицины...
- Если проанализировать причины смертности людей во всех странах, мы увидим, что в других направлениях медицины трагизма не меньше. Возьмем сердечно-сосудистую хирургию, тяжелейшие операции по спасению больных с кардиологической патологией - это не менее драматично. На втором месте по причинам смертности - травматизм. Людям, которые в этой области работают, вообще надо памятники ставить... Хотя, ладно, без памятников мы проживем, зарплату бы достойную получали. Когда я учился в мединституте, нам говорили, что из всех отраслей медицины самый тяжелый труд - труд травматолога. Там тоже очень много ситуаций, которые приводят к летальному исходу. И только на третьем месте стоит смертность от рака. Вообще, когда у человека недостает знаний о чем-то, возникают слухи вокруг этого явления и информация распространяется на уровне домыслов. Вокруг онкологии очень много слухов, небылиц. А если мы заглянем в глубь веков, то узнаем, что как только на Земле появились млекопитающие, как только появились живые организмы, которые состоят из тканей (а в тканях происходит процесс деления клеток), тут же появились опухоли - доброкачественные и злокачественные. Археологами найдена костная форма саркомы в костях первобытного человека.
- То есть уже тогда был рак?!
- Да, еще первобытные люди погибали от рака. Но если посмотреть уровень развития медицины тогда и сейчас - это же небо и земля! Люди лечились только травами, снадобьями, опыт набирался из поколения в поколение. Продолжительность жизни была небольшая, люди умирали в раннем возрасте.
- Но сейчас онкологических больных стало больше.
- Конечно конец 20 века - это всплеск заболеваемости раком, злокачественными образованиями. Причин много. Одна из главных - наконец то возникла отрасль медицины онкология, следовательно, есть хорошо налаженная регистрация заболеваний, т. е. мы имеем четкие цифры - сколько заболевает, сколько умирает, сколько живет. У нас есть специальный отдел в штате диспансера, и мы четко регистрируем все случаи. Вторая причина - урбанизация, развитие промышленности, в том числе химической, рост парка машин. В каждой семье сейчас по несколько машин, а это выхлопные газы! В 20 веке рак стали интенсивно исследовать. Существует международное агентство по его изучению. Во всем мире тратятся колоссальные деньги и силы на изучение рака - происхождение, лечение, диагностику. Конечно, многое уже известно, например, геном человека, и сейчас уже многие моменты рассматриваются на уровне генной инженерии - поломке ДНК, замены гена. Технологии бурно развиваются.
- Тем не менее, когда у человека диагностируется рак, окружающие смотрят на него как на безнадежно больного...
- Если кто-то умирает от рака, все кругом знают, что этот человек умер от рака. Но вы же не знаете о тех, кто вылечился от рака, а таких людей много. О них никто ничего не пишет, не говорит.
- Вы давно работаете в онкологии, вам удалось понять эту болезнь?
- Проблема это серьезная и сразу с ней не справишься. Решение мне видится в ранней диагностике, потому что диагностика рака в первой стадии, превращает его из фатального в обычный диагноз. И выживаемость в этом случае вырастает до 97 процентов, люди излечиваются. С повышением стадии, конечно, ситуация усложняется.
- Ученые доказали, что выжить онкобольным мешает депрессия...
- Это зависит от типа нервной системы - холерики, сангвиники, меланхолики... Мы же по-разному реагируем на этот мир, на стрессовую ситуацию. Люди по-разному реагируют на свой диагноз. Если нервная система сильная - они настроены на излечение, прилагают максимум усилий для того, чтобы победить болезнь. А со слабыми нервами впадают в депрессию.
- Гамлет Арменакович, почему все-таки Вы остановились на онкологии, начинали же совершенно в другой области?
- Я начинал с детской хирургии. Это очень интересно! Дети, особенно до трех лет, почти ничего же не говорят, а им нужно поставить диагноз... Очень сложный раздел хирургии. Когда после детской я пришел во взрослую хирургию, то подумал «Что здесь не работать? Пациент все сам рассказывает, записывай и вот он диагноз. Мы таких тяжелых детей выхаживали до года, а здесь взрослый человек, у него столько сил, что его не вылечить»... С первого курса института я очень хотел стать хирургом, но не знал, каков должен быть путь... Мне подсказали, что нужно ходить на студенческие научные общества при хирургических кафедрах, и я с первого курса ходил на эти хирургические кружки. Работал с профессорами, доцентами, постоянно общался, посещал заседания, слушал доклады. Таких студентов немного, и с первого курса тебя все знают, видят, кто ты и что ты... И когда я был в ординатуре на кафедре детской хирургии, освободилось место на кафедре хирургических болезней, а кафедрой заведовал Орлов Александр Николаевич, я очень много ходил к нему на операции. И как только предложили мне место, я сказал, что согласен и понял, что мне нужна именно взрослая хирургия. Там были мои учителя - Александр Николаевич Орлов, Альберт Иванович Крыжановский, Александр Васильевич Ротовский, Тамара Константиновна Турчина, Федор Петрович Чавкунькин. Там работали профессионалы.
- Есть понятие «красивая операция» в онкологии?
- В хирургии понятие красоты относительное. Выполнена операция красиво, но послеоперационный период протекает тяжело, осложнения одно за одним идут. А иногда операция идет не очень красиво, но послеоперационный период протекает гладко. Но, конечно, от техники операции многое зависит...
- Если у человека диагностирован рак, когда он сможет попасть на операцию? Сейчас есть очереди?
- Нас постоянно проверяют по фактору очередности на госпитализацию. В диспансере все регистрируется и отслеживается. Очереди больных со злокачественными заболеваниями минимальны. Больные, в основном, быстро попадают на лечение, особенно в отделения хирургического профиля. Да, у нас есть проблема очередности пациентов на лучевую терапию, потому что там продолжительность курсов составляет месяц-полтора. Задействован уже пансионат, в котором люди живут, когда проходят обследование и нам пришлось его использовать как одно из отделений лучевой терапии. Там есть проблема очередности.
- Пока я тут сижу, дверь не закрывается, вы постоянно всем нужны... на любимое увлечение - поэзию - время остается?
- Стаж по этому увлечению у меня больше хирургического стажа. «Датских стихов», т. е. приуроченных к каким-то датам, я никогда не писал, мне была интересна художественная поэзия...
- У вас легкая грусть в стихах, ирония...
- Какой я человек, наверное, такие и стихи... Поэзия - это высший продукт нервной деятельности человека...
- Вы по-медицински препарируете литературу?
- Это сгусток энергии... Когда люди пишут строчки для торжеств, это прекрасно, это создает людям настроение. Но меня всегда интересовала серьезная поэзия. Любая, но она должна быть профессиональной. Когда я пришел к своим стихам, я понял, что меня Господь привел сюда и сказал «ты об этом-то не написал»... И я начал об этом писать. Я никогда не вымучиваю из себя какие-то строчки. Эта работа идет во мне подспудно, идет накопление информации, а потом наступает момент, когда мне нужно это написать. Я надеюсь, что к своему читателю я уже прорвался, я этим горжусь, что у меня есть свой читатель.
- Среди Ваших друзей есть известные писатели-врачи...
- Да, мы очень давно дружим с известным российским писателем и врачом-анестезиологом Олегом Корабельниковым. Когда я приехал поступать в медицинский институт, в 1969 году, вошел в главный корпус, мне нужно было сдать документы. В коридоре на столе лежала газета «Медик», я ее взял, смотрю - там подборка поэзии Олега Корабельникова. Я пока не прочитал всю подборку, до приемной комиссии не дошел. И подумал, вот бы мне познакомиться с Корабельниковым... А потом мы встретились и началась наша дружба.
- Трепетно относитесь к слову?
- В восьмидесятых годах при газете «Красноярский комсомолец» было литературное объединение «Лукоморье», его руководителем был известный российский поэт Вячеслав Назаров. Я к слову всегда относился серьезно. Раньше было сложно напечататься. Первая причина - идеология, вторая - высокая планка требований к слову, творчеству. Мы были воспитаны на литературных семинарах, на которых проходили через такое жесткое сито критики... В конце концов это пошло на пользу - кто-то прекратил писать, кто-то стал делать это хорошо. Сейчас иначе: у кого есть деньги, могут издать книжки, и идут в Союз писателей, а когда откроешь эти томики - мама родная! Тут и близко нет профессиональной поэзии. Поэзия для друзей и родственников - не больше. Зачем это все нести людям?! Требования к слову должно быть такое же, как во времена серебряного, золотого и бронзового веков поэзии...
- Хирург Арутюнян мыслит себя без стихов?
- Одну из книг я хотел назвать «Отдушина», потом, правда, ушел от такого названия... По роду своей работы, постоянно эмоционально напряженной, мне такая отдушина нужна была. Господь мне ее послал. Я должен был в эту «форточку» улетать, самовыражатся... А потом возвращаться. У меня же мало стихов о хирургии, кровь, пот, слезы, прочее... очень мало я об этом писал. Меня вообще жизнь интересует вся, а не только хирургия и онкология...
Я хочу пожелать всем людям, прежде всего, здоровья, потому что это залог всех успехов - в семье, на работе, залог получения радости от жизни. Все-таки мне кажется, что Россия переживала настолько тяжелые эпохи... а сейчас у нас не самое трудное время. Думаю, что всегда в России находились люди, которые нашу страну вытаскивали. Это здоровое крыло общества, и в этот раз произойдет то же самое. Шелуха отсеется, и обновленная Россия займет свое достойное место, и наш край, конечно, тоже. И будут решены проблемы онкологии.
Т. А. Ушенина
Использована информация и фотография сайта http://www.sibmedport.ru/

Вопрос администрации сайта

Задайте свой вопрос

Календарь

6-7-2022
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Погода

www.rp5.ru