Сайт города Енисейска

12 марта 2019

Уважаемые жители Енисейска! 225 лет назад, в 1794 году в городе Енисейске была построена Кладбищенская Крестовоздвиженская церковь!

Уважаемые жители Енисейска! 225 лет назад, в 1794 году в городе Енисейске была построена Кладбищенская Крестовоздвиженская церковь!
О строительной истории енисейской кладбищенской Крестовоздвиженской церкви, известно немного, так как несколько пожаров и наводнений способствовали значительной утрате документов. Поэтому мы хотим поделиться с вами статьёй К. Ю. Шумова с сайта http://naov.ru/ 
Материалы церковных архивов, в частности, одна из клировых ведомостей «о церквах и причтах» Енисейска за 1829 год, относит её постройку к 1794 году. Ведомость сообщает, что здание было выстроено на средства енисейского купца Ивана Волкова. Эту же дату сооружения церкви указывает А. И. Кытманов в своем летописном сочинении по истории Енисейского уезда и Туруханского края Енисейской губернии, а также авторы обобщающего труда об истории приходов Енисейской епархии, вышедшего в свет в Красноярске в 1917 году. Иную дату строительства Крестовоздвиженской церкви содержат «Изъяснения представляющиеся о древнем и новейшем состоянии города Енисейска», составленные около 1820 года, и опубликованные в одном из номеров Иркутских епархиальных ведомостей в 1876 году. Авторы «Изъяснений» датой постройки церкви называют 1798 год. Ввиду отсутствия документальных первоисточников, содержащих достоверные сведения о строительной истории Крестовоздвиженской церкви, временем её сооружения, исходя из имеющихся в наших руках материалов, предположительно можно назвать 1794-1798 годы. 
До разрушения в 30-х годах XX века церковь находилась на территории кладбища, располагавшегося к западу от городской застройки. Впервые решение о размещении кладбищ на земельных участках, специально предусмотренных с западной и восточной стороны Енисейска, было принято в начале 1770-х годов, и обусловлено требованиями изданного 24 декабря 1771 года сенатского указа «О сношении губернаторов и воевод с духовными правительствами по отводу мест для кладбищ и построения церквей», запретившего погребения при городских церквях. Местоположение этих кладбищ отразил один из проектных вариантов первого регулярного плана Енисейска, сочиненного в начале 1770-х годов учителями и учениками Тобольской геодезической школы, по распоряжению правителя Тобольской губернии Д. И. Чичерина. В соответствии с положениями сенатского указа от 22 мая 1772 года, предписавшего «кладбищи учреждать в удобных межах разстоянием от последнего городскаго жила по крайней мере не ближе ста сажен...», участок для одного из городских кладбищ был выбран к западу «от Спасского монастыря близ казенных магазейнов». Сюда в начале 1774 года, как следует из переписки городских властей с тобольской консисторией, с территории енисейского Торга была перенесена деревянная Знаменская церковь, переименованная впоследствии в Успенскую. Для другого кладбища земельный участок был выбран у восточной окраины Енисейска на месте упраздненного в процессе секуляризации Абалацкого подворья Троицкого туруханского монастыря. Здесь, судя по изображению на регулярном плане Енисейска 1773 года, в это время находилась деревянная церковь, носившая наименование в честь Владимирской иконы Божией Матери. В начале 1770-х годов по просьбе горожан эта двухэтажная церковь бывшего подворья была превращена в кладбищенскую. Эту единственную в городе кладбищенскую церковь упоминает «Ведомость енисейской провинциальной канцелярии», датированная 1773 годом. 
В дальнейшем с ростом численности населения Енисейска и активным развитием застройки вокруг территории кладбища при Успенском храме властями было принято решение об организации в городе еще одного места для захоронений. Наряду с указанными обстоятельствами, возможно главной причиной его устройства стало разрушительное наводнение 1784 года, которое, по словам енисейского уездного землемера И. Козловского «в век жителям будет памятно». Выбранная для его размещения территория располагалась на возвышенности западнее Спасской горы и Успенской церкви в местности, носившей название «Севастьяновская веретья». Местоположение нового кладбища с церковью, получившей именование «Воздвижения честнаго креста», нашло отражение на плане Енисейска «с показанием ныне состоящаго и в новь назначеннаго строения», сочиненном тобольским губернским землемером В. Пономаревым в 1786 году. Об активном функционировании Севастьяновского кладбища свидетельствуют некоторые сохранившиеся документы церковных архивов. Так, в 1790 году тобольская духовная консистория сообщала в тобольское наместническое правление: «все жители города Енисейска погребают мертвые тела на веретье называемой Севастьянка, которое положение свое имеет от нижняго конца города к западу еще с полверсты». Одновременно тобольское духовенство проявляло озабоченность в том, что «место при той кладбищенской церкви называемое Севастьянка...становится мало и утеснительно.» Изображение здания Крестовоздвиженской церкви на городском плане В. Пономарева 1786 года и упоминание о ней в приведенном документе тобольской консистории 1790 года дает основание высказать предположение о существовании до постройки каменной кладбищенской церкви её деревянной предшественницы. 
Каменную кладбищенскую Крестовоздвиженскую церковь впервые отметил новый регулярный план Енисейска, сочиненный в 1797 году енисейским уездным землемером И. Козловским. Самым ранним из известных нам изображений Крестовоздвиженской церкви является акварель А. Воронова 1837 года, запечатлевшая живописный вид речной панорамы Енисейска. Несмотря на некоторые неточности, акварель дает возможность составить общее представление об архитектурном облике кладбищенского храма в 30-х годах XIX века. Наиболее же подробные сведения об экстерьере Крестовоздвиженской церкви донесли до нас её фотоснимки неизвестных фотографов начала XX века. Благодаря сохранившемуся обмерному чертежу, выполненному в начале 1920-х годов, становятся известными размеры здания в плане. Его длина составляла около 26.1 м., а ширина - 8.3 м. Первоначальная трехчастная объемно-планировочная структура здания воспроизводила характерный для сибирского и приенисейского храмового зодчества XVIII века тип «трапезной» церкви. Вдоль продольной оси постройки с востока на запад располагались возведенные в сплошных линиях фасадов: храмовый четверик с полукруглой алтарной апсидой, трапезная и основание колокольни. Присутствующее на акварели А. Воронова 1837 года и фотоснимках Крестовоздвиженской церкви крыльцо у её западного фасада имело позднее происхождение. Аналогичные по архитектуре крыльца, выстроенные без архитекторского участия на основе рисунков «мастеровых людей», появились в 1820-х годах при колокольнях еще двух енисейских церквей: Троицкой и Успенской. Возможно, что строительство крыльца с оригинально трактованными колоннами ионического ордера у западного фасада Крестовоздвиженской церкви следует относить к самому началу 1820-х годов. Именно в это время в кладбищенскую церковь вероятнее всего, после произведенного в здании капитального ремонта, был выдан «новоосвященный антиминс». Приземистый четверик храмовой части Крестовоздвиженской церкви с невысокими трехлопастными полуглавиями над каждой из его сторон, был покрыт довольно крутым восьмигранным куполом, по-видимому, повторявшим форму скрытого под ним кирпичного свода, и увенчивался барабаном с небольшой декоративной главкой. Полуглавия четверика Крестовоздвиженской церкви получили свою форму по аналогии с енисейской Троицкой церковью (1772-1776 гг.) и надвратной церковью Захария и Елизаветы Спасского монастыря, выстроенной в 1785-1796 годах. Объем трехоконной алтарной апсиды Крестовоздвиженской церкви был увенчан близким по форме, но меньшим по размеру барабаном и главкой. Венчание храмовой части Крестовоздвиженской церкви обладало примечательными чертами: её зодчие, скорее всего, руководствуясь композиционными соображениями и необходимостью экономии средств, отказались от «малого» светового восьмерика, взамен которого на купол храма установили конструктивно простой и относительно недорогой «глухой» барабан. Аналогию такому типу завершения мы находим в енисейской Воскресенской церкви, получившей новый облик храмового верха в процессе ремонта после городского пожара 1778 года, а также в архитектуре придельных храмов ряда енисейских городских церквей. 
Благодаря хорошему художественному вкусу мастеров, при низких пропорциях четверика, барабан храмовой главы Крестовоздвиженской церкви получил значительный вертикальный размер. Особую изящность силуэту барабана придавали оформлявшие его ребра волюты, прихотливо изогнутый куполок и необычной формы главка, больше напоминающая декоративный вазон. Несколько тяжеловатых пропорций колокольня Крестовоздвиженской церкви представляла собой невысокий столп из двухъярусного восьмерика, установленного на низкий (в один уровень с трапезной) четвериковый объем. Восьмерик яруса «звона» покрывался восьмигранным куполом и увенчивался декоративной главкой на барабане, повторявшем форму подглавных барабанов храма и алтаря. Маловыразительная форма купола, отсутствие у восьмерика «звона» характерного для енисейских храмов 80-90-х годов XVIII века развитого венчающего карниза, даже, с учетом не лишенной изящности формы барабана, заставляют предполагать позднее происхождение верхнего яруса колокольни. Значительный интерес в архитектуре Крестовоздвиженской церкви представляет собой характер организации боковых фасадов её храмового четверика. Их двухосная композиция, исключительно редкая в сибирской церковной каменной архитектуре XVIII века, продолжала сложившуюся с 1770-х годов в строительной практике Приенисейского края традицию возведения храмовых четвериков не с тремя, а с двумя проемами. По всей видимости, эта композиционная особенность могла сложиться в результате значительного уменьшения из соображений экономии средств размеров церковных построек и их храмовых четвериков. 
Ближайшим же к Крестовоздвиженской церкви примером использования аналогичного приема организации фасадов была начатая строительством в 1793 году енисейская кладбищенская Успенская церковь. Оконные проемы северной и южной стен четверика Крестовоздвиженской церкви дополнялись небольшими прямоугольными с арочным верхом окнами «второго света». Аналогичный прием распределения проемов в фасадных стенах храмовых четвериков, но с различной формой окон «второго света», можно было наблюдать в целом ряде небольших приенисейских сельских каменных церквей последней четверти XVIII века. В качестве возможного источника заимствования указанных нами композиционных приемов организации фасадов, ставших одной из отличительных черт приенисейских, преимущественно небольших сельских храмов последней четверти XVIII века, могут быть названы придельные храмы более ранних енисейских церквей: соборной Богоявления, приходских Воскресения (1735-1747гг., придел - 1773 г.) и Преображения (1747-1759 гг., придел - 1765г.). Другой примечательной особенностью композиции боковых фасадов храмового четверика енисейской Крестовоздвиженской церкви был различный вертикальный размер его окон нижнего яруса. Этот редчайший в сибирском церковном зодчестве композиционный прием, по-видимому, был обусловлен стремлением зодчих енисейской постройки улучшить освещение естественным светом зону интерьера, где был установлен иконостас. Нарядное декоративное убранство фасадов Крестовоздвиженской церкви с набором кирпичных деталей, характерным для енисейского каменного зодчества первой половины XVIII века, весьма архаично выглядело на фоне барочных экстерьеров новых городских храмов. Углы храмового четверика и стены трапезной были оформлены пучками из строенных полуколонок, опиравшихся на «пьедесталы» с квадратными ширинками. Ведущим элементом фасадного убранства, были оконные наличники «бухвостовского» типа. Их изящные полуколонки с «дыньками» несли мелкообломочный карниз и красивое завершение в виде двух встречных завитков-волют, фланкированных балясинами. Как и в Воскресенской церкви Енисейска, завитки наличников окон Крестовоздвиженской церкви врезались в мелкообломочный на консольках карниз, венчающий стены алтарной апсиды, трапезной и нижнего яруса колокольни. Фасады храмового четверика имели иную форму венчающего карниза в виде широкого мелкообломочного пояса, протянутого вокруг всего объема четверика и повторяющего форму полуглавий. При выраженной в целом упорядоченности в системе распределения декоративных деталей по фасадным поверхностям Крестовоздвиженской церкви наблюдались две противоположные тенденции: выделять несуществующую конструктивную ярусность объемов (характерный для первых енисейских церквей прием) и освобождать от декора важные в тектоническом отношении элементы здания. Так, характерная для зодчества XVII века манера максимально заполнять декором поверхности стен, выразилась в устройстве на месте не существующего перекрытия горизонтальной профилированной ленты, опоясывавшей весь объем здания на уровне карнизов оконных наличников. Аналогичный прием можно наблюдать на фасадах придельных храмов енисейских церквей, например, Богоявленского собора, убранство которых в значительной мере восходила к уральскому (соликамскому) зодчеству рубежа XVII-XVIII веков. Лишение же без каких-либо видимых причин декоративного оформления части оконных проемов храмового четверика Крестовоздвиженской церкви трудно поддается объяснению. 
Обращение зодчих Крестовоздвиженской церкви к арсеналу декоративных форм городских храмов пятидесятилетней давности, по-видимому, было связано с сознательным копированием убранства конкретного архитектурного образца, вероятнее всего придельных храмов енисейского Богоявленского собора. Несмотря на значительное расширение репертуара декоративных форм енисейских храмов последней четверти XVIII века, выразившееся в появлении барочных рамочных и картушевидных наличников, разнообразных фигурных филенок, в убранстве целого ряда каменных церквей, строившихся енисейскими зодчими не только в своем городе, но и за его пределами, сохранялась устойчивая ориентация на сложившуюся в Енисейске в 30-40-х годах XVIII века местную художественно-стилевую традицию с лежащей в её основе архитектурой уральского и московского барокко. Особенно наглядно это заметно в использовании формы «бухвостовского» наличника. В общем композиционном строе колокольни Крестовоздвиженской церкви выделялся ее нижний ярус, возведенный, судя по декоративному убранству, в один строительный период с храмовой частью здания. Западные углы этого яруса были закреплены широкими лопатками, прорезанными, в нижней зоне поясами поребрика и квадратными ширинками. Ребра «подзвонного» восьмерика колокольни были оформлены огибающими филенчатыми лопатками, близкими убранству колокольни енисейского Богоявленского собора. Крупные слегка заглубленные в кладку филенки квадрифолийной формы украшали свободные участки стен между лопатками. Скупое декоративное убранство яруса «звона» исчерпывалось огрубленными едва намеченными филенками квадратных очертаний, неглубоко «впечатанными» в столбы арок. 
В облике Крестовоздвиженской церкви - последнем в XVIII столетии, выстроенном из кирпича храме Енисейска, и единственной в то время в Приенисейском крае каменной постройке кладбищенского назначения, в полной мере нашли отражение черты, характерные для сформировавшегося в последней четверти XVIII века местного варианта барочной архитектуры Сибири. При значительной общности в трехчастной объемно-планировочной структуре здания с аналогичными постройками других сибирских центров каменного строительства, своеобразие художественного образа Крестовоздвиженской церкви, как и большей, части приенисейских храмов двух последних десятилетий XVIII века, заключалось в гармоничном переплетении региональных (енисейских) зодческих традиций с привнесенными из сибирской столицы - Тобольска новшествами, восходящими к европеизированной барочной архитектуре. Создавая свое творение, зодчие Крестовоздвиженской церкви явно ориентировались на архитектуру храмов своего города, перестроенных в «новом манире» после опустошительного пожара Енисейска, случившегося в июле 1778 года. Следуя местным образцам, испытавшим, благодаря деятельности обученных «архитектурии» представителей сибирского геодезического корпуса сильнейшее воздействие елизаветинского барокко, нашедшее отражение в изяществе и игривой вычурности форм храмового венчания Крестовоздвиженской церкви, создатели енисейского памятника сохранили характерные для почерка енисейских артельных мастеров атрибуты: полукруглую апсиду алтаря, двухосность храмового четверика и «нарышкинский» декор, исполненный в технике «штукового набора». Особенно явственно индивидуальность архитектурного облика енисейской Крестовоздвиженской церкви, представляющей собой яркий образец творческой деятельности представителей енисейского цеха мастеров каменных дел последней четверти XVIII века, выглядит при её сравнении с аналогичными по назначению постройками: церковью Семи отроков Эфесских (1774-1776 гг.) на Завальном кладбище в Тобольске и церковью Входа в Иерусалим (1801-1819 гг.) на Абалакском кладбище в Енисейске, созданных на основе проектных чертежей технически обученных специалистов. 
По материалам сайта http://naov.ru/
Возможно, что кто-то не дочитает этот материал до конца, кому-то будет просто не интересно... Но мы с вами, любознательные мои историки - краеведы, хотим знать как можно больше о нашем городе, его прошлом, его зданиях, его людях. А христианское вероисповедование и культовые сооружения навсегда вошли в историю Государства Российского, в том числе стала нашей историей и Крестовоздвиженская церковь на Севастьяновском кладбище, от которой сегодня остались только несколько валунов... Знайте свою историю и берегите, хотя бы память о ней.
Т. А. Ушенина

Вопрос администрации сайта

Задайте свой вопрос

Календарь

26-3-2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Погода

www.rp5.ru